Косачёв Владимир Николаевич

Название песни: 
Морская

Я лежу на рундуке,
От тоски страдаю.
Приютилась на руке
Голова пустая.
За бортом шумит вода,
Над водою чайки.
Думал – горе не беда
В полосатой майке.

Мне суда вокруг трубят,
Что беда – не горе.
Табунишко жеребят
Держат на запоре.
Им бы выбиться из сил,
Гнать корабль к рассвету.
Я б давно их отпустил,
Да приказа нету.

Ну а в море не страшат
Ни беда, ни горе.
Словно стадо верблюжат
Многогорбо море.
Мне давно уже пора б
Сжать штурвал свой цепко.
Только к пирсу мой корабль
Пришвартован крепко.

Конкурс
Сезон: 
2023 (18 сезон)
Этап: 
Январский этап
Тур: 
Предварительный тур
Основной тур
Номинация: 
Полный автор
Данные заявки
Аккомпаниатор: 
Родин Алексей Дмитриевич
Страна: 
Россия
Город: 
Санкт-Петербург
Комментирование заявки: 
Обсудить достоинства и недостатки песни.
Аватар пользователя Baginsky
Baginsky
Не в сети
Регистрация: 2014-11-30 20:19
Re: Косачёв Владимир Николаевич - Морская

Интересно. Живо. Стилизовано под простую речь. Один момент не совсем понятен:
Мне суда вокруг трубят,
Что беда – не горе.
Табунишко жеребят
Держат на запоре.
Суда держат "жеребят"? Они же как раз ходят вокруг, они же не пришвартованы... Понятно, что речь про лошадиные силы. Не понятно только, кто их держит...
Удачи в конкурсе!

Владимир Косачёв
Не в сети
Регистрация: 2019-01-10 15:19
Re: Косачёв Владимир Николаевич - Морская

Артур, спасибо!
Про лошадиные силы Вы все правильно поняли, но вот "жеребят" суда не своих держат, а других кораблей.
Как сейчас помню:
В жарком июне одного далекого года на внутренний рейд Лиепайской ВМБ пришло дноуглубительное судно для расчистки фарватера и на несколько дней сильно затруднило перемещение кораблей по акватории базы. Дивизион МПК перегнали на другие стоянки, а наш старенький морской тральщик, выполняющий в свои последние годы чисто связные функции, оставили на своем постоянном причальном месте фактически запертым на выходе от пирса.
Большинство командного состава тральщика воспользовалось этими неожиданными каникулами и смоталось на берег. Матросы, почувствовав вольницу, днем нагло обнажились на баке корабля, наслаждаясь балтийским солнцем и совершенно не обращая внимания на дежурного по кораблю, который печально обходил свои владения и показушно сам как бы не замечал личный состав. В плеск воды о причал и крики чаек регулярно вторгались пронзительные гудки шаланд, вывозящих морской грунт, свистки буксиров и густой низкий голос дноуглубителя. Я же, быстро уставший от такого оркестра, практически не вылезал из кубрика, валяясь на рундуке, покрытым жестким пробковым матрасом, и терзал гитару, пытаясь рассказать, как же хочется сбежать от всего вот этого в море. И я ведь даже не подозревал в тот момент, что совсем скоро придется вставать на полуночную вахту.

P.S. Кстати, я спросил у дежурного по кораблю - почему суда запрос-ответ на проход делают гудками, ведь можно же общаться по радиосвязи. Дежурный, явно обрадовавшись, что оказался кому-то нужен, ткнул мне в грудь указательным пальцем, закатил глаза и многозначительно сказал: "Можно. Но скучно".